И рубят руки за икру. Как работает «осетровая мафия» в Иране

1 4707 5 дек 2013
Иранская черная икра продолжает активно вытеснять по всему миру российскую. Почему это происходит, попытался разобраться обозреватель «АиФ».
 
«Тут только одно наказание…»
...ХОТЯ официально Иран добывает в три раза больше черной икры, чем Россия, купить ее у браконьеров труднее всего именно в городках на побережье Каспийского моря. Когда в иранском порту Энзели я попытался найти контрабандный деликатес, у меня появилось стойкое ощущение, что я покупаю по меньшей мере героин. «Икра? Ничего не знаю. А зачем она тебе?» — пугались люди, которых я расспрашивал об этом. О том, чтобы, как в России, пойти и свободно купить «левую» икру на любом рынке, нечего было и думать. Хотя запрещенную исламским режимом водку в Энзели предлагали на каждом углу. «За спиртное лишь палками побьют, а за икру одно наказание — отрежут палец или руку», — прямо заявил мне один из дельцов местного «черного рынка». Только после двухдневных переговоров, убедившись, что я иностранец, мне назначили встречу, поставив обязательное условие — купить не меньше трехсот граммов. 200 долларов — сумасшедшие деньги в Иране. Однако каждый раз, направляясь на охоту за икрой, любой браконьер знает: он рискует потерять не только конечность, но и жизнь.
 
…Меня привезли в условленное место посреди глубокой ночи. Сопровождающие нервно оглядывались, Ахмед постоянно проверял курок спрятанного под полой плаща обреза, сделанного из старой английской винтовки. Лица у всех были бледные, руки дрожали, сигареты курились одна за другой. Через десять минут, изрядно поблуждав по темным закоулкам, мы постучали в дверь неприметного дома на окраине. Выглянувший хозяин, завидев чужака, отшатнулся, спросив что-то у остальных, но его успокоили парой фраз. Мы прошли в тускло освещенный подвал, где в замаскированной яме со льдом хранилось то, за чем я приехал. «Хороший товар, — цокнул языком Ахмед. — Будешь пробовать или поверишь на слово?» Подцепив поданной ложечкой запрещенное лакомство, я облизнулся и кивнул — качество отменное. «Отлично, — осклабился торговец. — Двести баксов за кило — и давай не будем торговаться. Ты знаешь, чем мне это грозит».
 
Я и верно знал. На правой руке хозяина дома уже не хватало одного пальца…
 
— Когда осетр мечет икру, у нас море патрулируют скоростные катера с тяжелым вооружением, — объясняет Бадах, офицер морской охраны Энзели, похлопывая по стволу крупнокалиберного бельгийского пулемета. — Если корабль не остановится после первого приказа — сразу открываем огонь на поражение. Раненых нам разрешено не спасать — пусть тонут. Кроме того, с неба все осматривают вертолеты. Браконьеры выходят на лов в основном ночью, с потушенными огнями. К нам приезжали обмениваться опытом российские инспекторы — у них только пистолеты Макарова на поясе, даже смешно.
 
«Черные» курьеры везут товар из Астрахани
В САМОМ Энзели и соседнем городе Решт на рыбных рынках не редкость продавцы, у которых отрезан палец. Их уже ловили на браконьерстве: значит, в следующий раз ампутируют всю руку целиком. Официальная цена икры в Иране — минимум доллар за грамм. Большинство жителей страны не пробовали ее никогда в жизни, несмотря на то, что подпольные дилеры «толкают» ценный продукт в пять раз дешевле. Жестокие наказания и усиленная охрана помогают лишь частично: браконьерские суденышки, уворачиваясь от прожекторов, умудряются потрошить осетров под покровом ночи. Треть всей черной икры, добываемой в Иране, — нелегальная. Разумеется, в России над такой ерундой лишь посмеялись бы: целых 95 (!) процентов от всей отечественной икры, которую продают в Москве и Петербурге, поставляют браконьеры. В Иране же икра в свободной продаже — только в специализированных магазинах, где при покупке дают сертификат с голографической печатью. Наши осетры исчезают с космической скоростью, иранские напротив — размножаются: за прошлый год их стало больше на полмиллиона. Учитывая, что качественный деликатес можно получать лишь от 20-летнего (или более старого) осетра, мы вскоре рискуем забыть вкус черной икры навсегда.
 
— В советское время экспорт черной икры служил одним из главных источников твердой валюты, — рассказал мне один из сотрудников посольства России в Тегеране. — Мы продавали 70% от мирового объема этого деликатеса. Но после 1991 года осетров на Каспии начали так изводить, что в лидеры икорных продаж вышел Иран. Сейчас мало кто помнит, что черную икру за границей еще до восьмидесятых годов называли «русская». В 2005 году Иран, который имеет на икру государственную монополию и безжалостно расправляется с браконьерами, экспортировал 60 тонн деликатеса в год, а мы — только 20 тонн. Престижную иранскую икру подают на высших приемах в Лондоне, хотя еще в XIX веке иранцы не умели ее солить. В общем, каждый год наша доля падает, их — растет. Более того, с апреля этого года ООН запретила России продавать икру за границу. Потому что формально улов осетра у нас прекращен с 2001 года, нельзя даже торговать осетриной, но в каждом городе базары забиты рыбой и икрой. В Иране такую ситуацию представить невозможно.
 
Иранская икорная мафия действует в глубоком подполье, маскируясь не хуже, чем героиновая. Однако чем дальше от побережья, тем спокойнее: в столице спецслужбы уже так не зверствуют — я отыскал нелегальную икру возле тегеранской площади Хомейни. Деликатес там держат под прилавком в тазиках со льдом, но цена уже другая — 350 долларов за килограмм. На банках — азербайджанские наклейки: если браконьеров накроет полиция и они сумеют доказать, что эта икра якобы привезена из Баку, то их «всего лишь» посадят в тюрьму — зато пальцы резать не станут. Местная икорная мафия наладила интересный канал: специальные курьеры центнерами переправляют российскую икру из Астрахани транзитом в Арабские Эмираты и Турцию. Таким образом, руки остаются целыми, а провести пару недель в тюрьме для контрабандиста не такая уж проблема. Мясо осетра на иранском «черном рынке» и вовсе почти не найдешь — стоит оно куда дешевле икры, портится быстро, а риск потерять руку — тот же.
 
«Скоро Россия будет покупать ее у нас»
— У НАС раньше творилось то же самое, что и в России, пока не ввели государственную монополию на черную икру, ужесточив наказания — раньше отделывались обычным штрафом, — объяснили в Иранской рыболовецкой компании. — За год число браконьеров сократилось в три раза. Если так пойдет и дальше, то скоро России самой придется покупать черную икру в Иране. Осетров все меньше и меньше, и икра дорожает не по дням, а по часам: по прогнозам, в ближайшие годы килограмм будет стоить до 5000 долл.
 
В России на икре зарабатывают все — и чиновники, и правоохранительные органы, а убогое оснащение и нищенская зарплата рыбнадзора не оставляют нашим осетровым никаких шансов на выживание. В продвинутой Москве устраивают агиткампании в газетах, призывающие богатых людей отказаться от употребления черной икры, а в дремучем Тегеране попросту отрубают браконьерам руки, загоняя этих людей в глубокое подполье. Но их метод нам не подходит. Поэтому они выиграют, а мы проиграем.
 
...Икру я принес в номер отеля в непрозрачном пакете. Меня предупредили — из страны не вывезешь, в аэропорту тщательно досматривают сумки, надо съесть здесь. Банку следовало выбросить где-нибудь подальше от гостиницы, стерев с нее отпечатки пальцев, — инструкции не хуже, чем в разведке. Вернувшись в Москву, я в первый же день увидел черную икру на рынке возле своего дома — 15 тысяч рублей за кило. Продавцы расхваливали товар — никто не предлагал купить его ночью и не возил покупателей на окраину, трясясь от страха и недоверия.
 
Кстати
Европа открыла для себя русскую черную икру лишь после грандиозной российской выставки в Париже в шестидесятых годах XIX века. В самой же России икра стала употребляться в пищу с XII века. Ели ее больше в простом народе, постоянным украшением «господского» стола деликатес сделал через 400 лет царь Иван Грозный. Самый дорогой сорт икры — «золотой», который дают исключительно белуги-альбиносы: цена за килограмм такой икры превышает... $25 000! C 2006 года Иран ввиду высоких результатов борьбы с браконьерством стал ЕДИНСТВЕННЫМ государством Каспия, которому ООН разрешила поставлять деликатес на международный рынок.
 
Георгий ЗОТОВ, Энзели - Решт - Москва, "Аргументы и факты"
Комментарии пользователей (1)
Оставьте ваш комментарий первым
Анатолий Ловкис    11 декабря 2013 в 23:20
0
0
Что сказать.. Молодцы, Иранцы!
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.