Птицы Сейшельских островов, или Затерянный рай в Индийском океане

4 3356 10 дек 2021

Пока у нас серо и тоскливо за окном и затишье в жизни бердвотчеров, хочу рассказать вам о далеком экзотическом месте, которое круглый год является раем для птиц и путешественников – Сейшельских островах. 

Этот архипелаг из 115 островов расположен в Индийском океане чуть южнее экватора, примерно в 1600 км к востоку от африканского материка. Большинство островов необитаемы. С этого, собственно и начиналась история Сейшел. Гранитные скалы укрывались густыми лесами, в которых жили птицы, а на берегу и в прибрежных водах – гигантские черепахи и другие звери. Но знаменитый торговый путь через Индийский океан привлек сюда сначала пиратов, а потом и путешественников. В 1502 году острова обнаружил Васко да Гама и обозначил их как Адмиральские (позже Амирантские острова). В последующие века контроль над Сейшелами переходил то к французам, то к британцам, и лишь в 1976 году была достигнута независимость Республики Сейшельские Острова.

Путеводители называют Сейшелы «затерянным раем Индийского океана». Главное достояние островов – это первозданная природа. Здесь белоснежные пляжи, море – всех оттенков бирюзы, пестрый подводный мир, тропические леса с диковинными растениями и, конечно, птицами. Птица присутствует на гербе страны (красноклювый фаэтон), птицы красуются на денежных знаках, птицы – герои легенд и украшение туристических проспектов.

2.jpg

Благодаря островной изоляции, на архипелаге очень высок процент эндемичных видов как среди растений, так и среди животных. Но, к сожалению, за время колонизации все же был нарушен естественный природный баланс для привычного существования многих представителей пернатых. Дело в том, что вырубив многие местные растения для создания кокосовых плантаций и плантаций по выращиванию пряностей (ванили, корицы и гвоздики), европейцы лишили эндемиков естественных условий существования. Еще одна неприятность для птиц заключалась в том, что со времен первых колонистов на островах расплодились крысы. Эти грызуны тоже значительно сократили орнитофауну островов. Потом к ним присоединились кошки. А в 1951 году из Кении завезли еще и сипуху для борьбы с крысами. Экологический эксперимент кончился неудачей: вместо крыс совы принялись за редких птиц. Отстрел сипух ведется до сих пор.

Но, несмотря на нанесенный флоре и фауне урон, власти страны совместно с учеными смогли ликвидировать негативные последствия прошлых лет благодаря строгим законам и многочисленным проектам по сохранению окружающей среды. Сегодня примерно 42% территории Сейшел находится под защитой, а это один из самых высоких показателей во всем мире. Самое главное, что в стране удалось спасти многие виды птиц от неминуемой гибели.

Английские моряки, впервые встретившись в XVI веке с некоторыми пернатыми обитателями островов, были поражены их бесстрашным поведением. Они совершенно не боялись людей. За это местные крачки получили имя «noddy» – «глупый», которое прижилось в орнитологии. Теперь под этим именем существует два вида птиц из семейства чайковых: Обыкновенная глупая крачка – Common Noddy – Anous stolidus и Малая глупая крачка – Lesser Noddy – Anous tenuirostris. На самом деле это весьма общительные и любопытные птицы с довольно сложным поведением. Их бесстрашие вполне объяснимо: они гнездятся большими колониями, что вполне безопасно, обитают на островах и долгое время не знали наземных хищников до появления человека.

Сегодня жители Сейшел кроме восстановления природного разнообразия пытаются вернуть и доверие коренных обитателей островов, живя по принципу: «Не причиняй вреда животным, наблюдай, не забывая, что находишься у них в гостях». По всему архипелагу раскинуты заповедные объекты – 20 национальных парков. Два из них внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО: Валле де Мэй на Праслене и атолл Альдабра. Многие виды животных, обитающих на Сейшелах, находятся под охраной Фонда Сейшельских островов и внесены во всемирную Красную книгу. Например, летучая лисица, голубой голубь и черный попугай.

Сегодня обилие птиц на Сейшелах и их доверчивость к человеку поражает. Я не имею в виду заповедники – специальные птичьи острова, где такое поведение за прошедшие годы стало нормой. Мне посчастливилось наблюдать за птицами на территории одного из отелей острова Праслен. Комплекс из небольших домиков был очень удачно расположен на склоне холма посреди густых зарослей тропических растений. Полное чувство изоляции от окружающего мира людей и гармония с миром птиц и других животных. (Ядовитых и опасных для человека животных на Сейшелах нет).

Приехав в отель, и подойдя к дверям нашего домика, я сразу увидела висящее на тонкой веточке птичье гнездо в форме вытянутой груши. На следующий день приготовилась сидеть в засаде, чтоб подкараулить птичку, которая там живет. Сидеть не пришлось, она прилетела очень быстро, и особо меня не боялась, занимаясь своими делами. Это оказалась сейшельская нектарница – один из эндемиков островов.

А на террасе нашего домика нас встретил толстоклювый восточный бюльбюль, еще один эндемик. Он сидел на перилах и громко покрикивал, наподобие нашего дрозда-рябинника. Вот только выглядит он более экзотично. Увидев нас, не улетел. Мы поняли, что он здесь живет, и стали знакомиться. Я положила на перила рядом с ним кусочек банана, он схватил его и с криком улетел. Через пару минут вернулся за добавкой.

Бюльбюли жили на ближайшем к нашей террасе дереве, так что виделись мы с ними каждый день неоднократно. А еще в полпятого утра начинался их концерт. Певческие способности бюльбюлей, мягко говоря, на любителя. Но их громкое утреннее пение нам не мешало. Наоборот, это было так колоритно. Как оказалось «бюльбюль» в переводе с восточных языков означает «соловей» или «певчая птица». Так мы и прозвали наших соседей – «соловьи». И каждый раз смеялись, услышав их пронзительные хриплые и какие-то дисгармоничные крики: «Соловьи поют».

Я, конечно, подготовилась к поездке на Сейшелы, прочитав о птицах островов, все, что нашла в интернете, но больше мне помог определитель птиц, который обнаружился в отельной библиотеке. Впрочем, потом мы видели определители в разных вариантах и в книжных, и в сувенирных магазинах. Здесь это не проблема.

Наша локация была идеальной. Можно было, практически не выходя из номера (большая терраса с видом на океан – сама по себе прекрасное место, а в окружении птиц – вообще чудо) наблюдать многих пернатых жителей острова, в том числе и эндемиков, которых мы готовились долго искать. К нам регулярно прилетали зебровая полосатая горлица и мадагаскарская горлица, индийская майна и мадагаскарский фоди и, конечно, вокруг порхали бесконечные нектарницы. А через пару дней мы увидели и сейшельского синего голубя. Он то ли жил, то ли отдыхал на соседнем дереве.

Увидели прямо с кровати, пролетающим мимо стеклянной стены нашего домика. Это был пик бердвочинга: сначала – не выходя за пределы террасы, потом – не вставая с кровати.

На пляже мы выбрали место под местными деревьями такамака, где в одном из спиленных стволов майны устроили гнездо и носились с регулярностью рейсовых автобусов над нашими головами, ничуть не смущаясь.

Периодически они останавливались, примостившись на одной из веток и пели. Их было интересно послушать, так как майна – прекрасный пересмешник. Они умеют подражать щебетанию, щелчкам, свисту, скрипу, карканью, крику и т. д. В общем, не соскучишься.

Красный мадагаскарский фуди мелькал, как искра в самых разнообразных местах и неизменно привлекал к себе внимание из-за своей окраски. Мы прозвали его птица-мандаринчик. Он был особенно настойчив во время завтраков, беззастенчиво прыгая на стол и подбираясь к тарелке. Интересно было наблюдать и за поведением людей в такой плотной птичьей компании. За завтраком любители птиц садились за столики на улице, а те, кого птицы раздражали – в закрытом помещении, лишаясь прекрасного вида на океан и свежего воздуха. Слеталась довольно большая компания разнообразных пернатых, которые рассаживались на соседних растениях, на спинках стульев и даже столах. Птиц мы, конечно, подкармливали, но только семечками и фруктами, с тарелок и стола таскать не позволяли вредную для них еду. Я думаю, что если бы мы их не отгоняли, у нас были бы постоянные совместные трапезы из одной тарелки.

Если прийти на пляж немного пораньше (рассвет здесь круглый год в 6 утра), то можно было увидеть куликов (опознана камнешарка), которые ловили маленьких крабиков на камнях, зеленую квакву, которая смешно убегала от волн, семеня ножками, но совсем не убегала от нас. И еще серую цаплю, которая гордо стояла на камнях и никак не реагировала на меня, подбирающуюся поближе к ней с фотоаппаратом. Это было ошеломляюще после встреч с очень пугливыми белорусскими цаплями. Она не улетала!

Изучив пернатых соседей, обитающих поблизости, мы отправились путешествовать по острову. Праслен – второй по величине остров в Сейшельском архипелаге, где расположен природный парк Валле де Мэй. Большую часть парка занимают хорошо сохранившиеся пальмовые леса в основном из эндемической сейшельской пальмы лодоицея, семена которой являются крупнейшими среди всех растений (весящий до 25 кг сдвоенный орех), и считаются одной из главных достопримечательностей Сейшел. Здесь растут и пять других эндемичных видов пальм, а фауна резервата включает эндемических птиц, млекопитающих, ракообразных, улиток и пресмыкающихся. На входе туристам выдают проспекты с фотографиями и описаниями растений, птиц и пресмыкающихся и план парка, чтобы легче было ориентироваться.

В Валле де Мэй обитает редкий сейшельский малый чёрный попугай-ваза (сoracopsis nigra barklyi), увидеть которого, как пишут, достаточно сложно. На Сейшелах есть даже поверье: если увидишь черного попугая, то тебя будет ждать удача.

Попугая мы увидели, вернее, услышали почти на входе в парк, когда перестали ошеломленно оглядываться по сторонам, попав под полог древнего, почти девственного леса. Попугая даже удалось сфотографировать.

Всего на Сейшелах обитает 14 эндемичных видов птиц (когда острова стали заселяться европейцами, их было 16). Интересно, что на одном из атоллов – Альдабра – живет единственная в Индийском океане бескрылая нелетающая птица – Кювьеров пастушок (Dryolimnas cuvieri). У нее довольно интересная история. За последние два миллиона лет атолл Альдабра около шести раз погружался в Индийский океан и снова появлялся на поверхности. В один из периодов глобального потепления все бескрылые обитатели острова погибли, поскольку ни улететь, ни уплыть не могли. Это же произошло и с пастушком. Долгое время считалось, что эта птица вымерла более 130 тысяч лет назад. Ученые из Портсмутского университета и Лондонского музея естественной истории попытались выяснить, как это произошло и обнаружили, что Кювьеров пастушок жив-здоров. Расследование привело их к выводам, что один из крылатых видов пастушковых, обитавших на Мадагаскаре, дважды колонизировал атолл Альдабра и дважды эволюционировал в бескрылое создание, так как на атолле не было хищников, и потребность в полете отпала. Это редчайший случай «итеративной эволюции» – развития подобных разновидностей от одного и того же предка, но в разные временные периоды.

Вообще на Сейшелах можно услышать и прочитать много удивительных историй о птицах, как и увидеть их воочию. Объехать все места, где работают программы по сохранению и изучению птиц, конечно, невозможно за две недели, но вот на остров Кузин (Cousin), который недалеко от Праслена, мы попали.

С 1968 этот небольшой остров является природным заповедником, первым, управляемым международной организацией Природа Сейшел (Nature Seychelles). Многие из птиц, живущих здесь, не встречаются больше нигде на планете. Область острова Кузин объявлена Международной организацией по защите птиц и сохранению их среды обитания – важной областью для птиц (IBA). Орнитологи всего мира регулярно посещают остров для изучения сейшельской сороки-робин, сейшельской камышовки, и сейшельских фуди, которые живут только на четырех свободных от крыс островах страны.

Что интересно, все птицы, животные и виды растений местные, ни один из их видов не был привезен на Кузин с других островов или государств. Гостей, прибывших на катере, здесь встречают вдали от берега на небольших лодках. Таким образом руководство заповедника предупреждает вероятность попадания на берег крыс, которые могут причинить вред популяции пернатых.

Удивление вызывает как красота природы острова, так и количество и бесстрашие местных птиц. Они буквально везде: в небе, на деревьях, на кустах и даже на земле. Они спокойно сидят на гнездах, кормят птенцов, оставляют их одних, улетая за добычей, в общем, ведут свою обычную жизнь, ничуть не смущаясь присутствием человека. Можно вплотную подойти, например, к гнезду фаэтона, которое устроено на земле, посмотреть на птенца, доверчиво повернувшего к тебе голову, или увидеть, как к гиду на позывку прилетает сорока-робин (Magpie Robin) и, ничуть не смущаясь начинает разыскивать корм на земле среди раздвинутых ногой гида листьев. Тридцать лет назад этот вид находился на грани исчезновения и насчитывал всего 14 птиц. Сегодня ситуация гораздо лучше, но каждый птенец получает свой идентификационный номер и датчик геолокации, благодаря которому можно отслеживать его местонахождение. Дело в том, что это совсем необычная сорока: она красиво поет (отсюда еще одно ее название – малиновка) и плоховато летает, предпочитая питаться на земле и передвигаться пешком. Поэтому почти полностью была уничтожена кошками.

Похожая история произошла и с сейшельскими фуди, численность которых сегодня достаточно высока – около 1000 особей, из которых большинство живут на заповедном острове Кузин. Международный союз охраны природы недавно изменил статус птицы из «находящихся под угрозой исчезновения» до «близких к угрозе».

По оценкам сотрудников заповедника, на острове обитает около миллиона различных птиц. Среди них и национальная птица Сейшел – белая крачка. Этих птиц многие называют сказочными за удивительную красоту (Fairy tern – Фея-крачка). Это действительно очень милые, идеально белые птички с большими черными глазами и загнутыми вверх синими клювиками. Они обычно проводят время парами и постоянно чистят друг другу перышки и всячески ухаживают друг за другом. Белые крачки способны устраивать свои гнезда, точнее откладывать яйца, в, казалось бы, совершенно неподходящих для этого местах: в развилке веток дерева или на уступе скалы. Предполагают, что делают они это из-за того, что климат у берегов Индийского океана очень жаркий и яйцо должно хорошо проветриваться, чтобы не перегреться. Птенец белой крачки, появившись на свет в этих «неподходящих местах», способен выживать, Крепкие лапки и коготки помогают цепко держаться за любую опору, так что птенец надежно сидит на своей веточке, иногда повисая вниз головой, но не падая.

19_1290.jpg 20_1290.jpg

Кстати, на Кузине мы видели белых крачек и во вполне традиционном гнезде, правда, было оно весьма ненадежным, рыхлым, и раскачивалось при каждом движении птиц.

На острове гнездится семь видов морских птиц. Кроме белой крачки, коричневых и малых нодди, тропических и клиновидных буревестников есть здесь и еще одна птица, создающая совершенно волшебный колорит – белохвостая тропическая птица или белохвостый фаэтон (рhaethon lepturus). Эта впечатляющая морская птица имеет изящное телосложение и красивые длинные рулевые перья. Вообще-то фаэтоны – океанические птицы, вечно странствующие над морскими просторами и лишь в период гнездования их можно увидеть на суше. Единственное яйцо фаэтон откладывает на голую землю или в углубление между корнями дерева или скалами. И вот когда ты видишь в тропическом лесу множество прекрасных белых птиц с длинными перьями, которые свободно лавируя между ветвей, легко садятся на землю, это создает незабываемое впечатление волшебства. Да, фаэтоны в совершенстве владеют мастерством высшего пилотажа. По мнению биологов, длинные рулевые перья фаэтона не только украшают птицу, но и служат стабилизаторами в полете при выполнении крутых виражей и других воздушных маневров. А потом они так же легко взлетают и кружат в синем небе над бирюзовыми водами океана.

Экскурсия на Кузин производит большое впечатление, тем более, что, ожидая лодку, можно немного и самостоятельно побродить по острову. Не случайно Кузин чрезвычайно успешен как в качестве заповедника для видов, находящихся под угрозой исчезновения, так и в качестве модели экотуризма. На Сейшелах наблюдение за птицами – очень популярный вид экскурсий. Кузин ежегодно посещают около 10 000 человек. Заповедник получил несколько наград и приносит жизненно важный доход для природоохранных работ.

1.jpg

Различные программы и работа с населением на Сейшельских островах всего за пару десятков лет достигли выдающегося рекорда по сохранению природы. Удалось провести большую активную работу по оценке статуса островов, организации уничтожения хищников и их перемещений. Здесь отличный опыт и результаты в области природоохранного образования, главным образом через Клубы дикой природы, которые смогли привлечь значительное число детей к своей деятельности. Разработан учебник «Обучение для устойчивой жизни на Сейшельских островах», который был включен в учебные программы и в программу подготовки преподавателей Национального института образования.

Всегда приятно и радостно видеть, когда разумная деятельность человека позволяет гармонично сосуществовать различным видам живых существ на нашей планете. А возможность наблюдать птиц, даже общаться с ними неизменно дарит массу положительных и ярких эмоций.

Комментарии пользователей (4)
Оставьте ваш комментарий первым
Vladimir Penkevich    13 декабря 2021 в 12:27
0
0
Так, вельмі экзатычныя, нязвыклыя і прыгожыя па асабліваму гэтыя птушкі. Я таксама быў у захапленні, калі бачыў наяве розных "замежных" птушак. Але скажу, што і нашы птушкі не саступаюць па прыгажосці трапічным...
Татьяна Алешка    15 декабря 2021 в 0:31
0
0
Згодная з Вамі на ўсе 100.
Natura_list     15 декабря 2021 в 23:41
0
0
Спасибо за такой увлекательный рассказ! Читается на одном дыхании)
Татьяна Алешка    20 декабря 2021 в 10:36
0
0
Спасибо и Вам. 
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.